И я забыла про влюбленных день,
Лежу в бреду температурно-мутном,
Дура дурой.
В нечеткую цепочку заплетает снега плен.

Страдаю, выйдя телом и лица
фактурой.
Исчезли гаджеты в безэлектрическом строю,
Затихла детская, отправив жизни к няне

случайно.
Уткнувшись правым глазом в простынь, я пою,
Такая маленькая на просторах бреда
бескрайних.

Подумаю, как одинока жизни суть,
Придем одни из белой мглы воскресной,
Туда же и уйдем
До боли бессловесно.

И в голове пойдет круговорота муть,
Друзья друзей, рукопожатья боли.
Страданья суть.
И, обессилев от себя самой,

Пойду к окну, раскрою снегу руки,
Умоюсь холодом и телефон включу,
Гул не отвеченных повалит в скуку.
И ты звонил, звонил, звонил.

А я писала.
Кому быстрей придется мира связь,
В пустом звонке я женщин-кошек представляла,
Как будешь гладить всей рукой,

Спускаясь в грязь.
И я сотру, потом начну сначала,
Мой аспирин стучит в твоих висках,
Всего и сразу для безумных крайне мало,

И безопаснее ко мне ходить во снах.
Или никак.
Так и усну без сил, отправив снегу
Всю горечь слов и крови бред,

И жизни суть.
История любви до боли неуместна,
Иди домой рубашку отутюжь.
Все чушь.

Святой Валентин – молодец.
Стервец.