Рано утром, умывшись золой,
Испив крови, не высушив строк,
Поцелуюсь с холодным тобой,
Вся нагая уйду под залог.

Буду холодом диким брести
И катиться по полю клубком,
Даже имя мое не спросил,
Так и умер, зарывшись лицом.

Выдыхая любовь в колени,
Окрестившись родным отцом,
По стенам пробираясь тенью,
Обратившись по делу истцом.

Забираясь слезами в горло,
Вырезая слова, как память,
Жарким телом отметки стерла,
Нас, испорченных, жутко травят.

И моралью, и жгут богами,
Выгоняя из сел с позором,
Мы же грудью вдыхаем пламень,
Метим выстрел шальным задором.

Берем за руку, смотрим внутрь,
Сами верим, рожая вечное,
Замерзая, слоняемся сутками,
На руке замирая насечками.

Кровоточат былые отметины,
Смазать йодом, пройтись бинтами,
Умираем так часто несветлыми,
Даже встретившись с теми нами.

Собирались друг друга спасти.
Гибнем оба. Не в силах нести.
Кровь стекает в теплую землю,
В прошлой жизни была не с тем ли.

Всей собой зарываюсь в ложь.
Я убила. Меня не поймешь.