Сверкая глазом, приосанясь телом,
Ты исполнял игру про даст – не даст.
Обвел мой силуэт по полу мелом,
Отбросив предварительно балласт.

Балласт точил меня прозрачным глазом,
Поправив платьице и сумочку «Шанель»,
Не понимая, как цепляет разом,
Без страз

И мелкий,
столь невзрачный
в рваных джинсах
зверь.

Ты невзначай касался жарким телом,
Нуга текла к ушам, вливая хлам,
К четвертой Маргарите выстрел сделан,
Но зверь не падает, хоть и кровит от ран.

И я покину жаркую саванну,
Приглажу шерстку, спрячу коготки,
Шершавым языком смягчая раны,
Собрав остатки сил, ползу к такси.

Но ты – охотник, победитель и убийца,
Преследуешь, желая видеть смерть.
– Куда ты? Что за черт? Я ранил львицу.
– Все так. Но львицы мрут не здесь.

Они лежат одни под грузом неба,
И кровь сочится из горячих лап.
А сильный лев опять идет по следу,
И молча ждет от гордой львицы знак.

Или смерть.
В такси.
Короче, уйди.