Мы, офисный планктон, не видящий солнца, изнывающий от стресса и жесткого планирования, умеем невероятно ценить свободу. Думающему человеку просто необходимо время от времени выключать телефон и голову, пусть даже не уезжая из города. Я беру выходной. И устраиваю День пустой головы и не обремененного тела.

Тело включается в игру почти сразу. Достаточно холодного душа и возможности причесаться, никуда не торопясь. Вот с головой сложнее. Она продолжает тарахтеть в бешеном режиме: «выучить английский, купить Варьке сандалии, сдвинуть с мертвой точки тот проект, дочитать статью про цикличность экономики, записаться к косметологу, переделать маникюр и это… Перезвонить. Так и быть, сама перезвоню». С тарахтелкой на плечах доезжаю до любимого места в городе. Лучше бы не ехать за рулем, а идти пешком. «Но на улице холодно», – слабым нытиком отзывается душа. Ладно. Так и быть. Пока холодно – на машине.

Завтрак. В любимом кафе нас было немного. Трое импозантных мужчин в дорогих костюмах, две силиконовые красотки и я, в рваных джинсах, взъерошенных волосах и розовом свитере с улыбающимися котиками. Зашиваюсь в угол с Esquire и котиками, как можно дальше, расползаюсь рыхлым тестом по мягкому дивану. Но не тут-то было. Природная любознательность сама собой напрягает мои уши. Барышни хихикают. От этого огромные губы неестественно растягиваются в пухлую полосочку, а затем собираются снова в мягкий огромный бутон. Я не могу оторвать глаз от завораживающего зрелища. Впрочем, как и импозантные. Так устроена моя голова, что я начинаю совсем по правде видеть над блондинками баблы с текстами: «Нууу, ты совсееем. Надо было ему так прямо все и сказать. Это ж колхоз. Пусть повезет тебя в нормальное место». Модельные ноги на высоченных каблуках процокали в туалет. За ними потянулся розовый бабл «Лучше бы надела то леопардовое. В нем хотя бы не так жарко». Тут же над импозантными вспыхнули ярко-красные баблы: «Че …опа тоже силиконовая? Да ну нафиг!» И тут я не выдерживаю и начинаю совершенно идиотски хихикать в углу, уткнувшись в Esquire для конспирации.

– Что-то смешное пишут? – пахнуло на меня Томом Фордом из последней коллекции. Прямо надо мной завис синий бабл чуть выше дорогого костюма. Котики на свитере заулыбались совсем нервно.

– Ну вообще-то нет. Ричард Брэнсон рассказывает, как его лондонский офис сгорел дотла.

– Ну тогда можно и поржать, конечно…

Мы мило болтали. Силикон бесился. Котики лыбились с чувством ироничного превосходства.

Какова мораль этого текста?

  1. Жизнь – комикс.
  2. Никогда на знаешь, какой бабл завтра нависнет над твоей головой.
  3. Котики рулят.
  4. Может, тоже сделать такую попу? Но блины же с лососем… Вкусные.
  5. Ричард Брэнсон – нормальный чувак.
  6. 8 Марта – хороший праздник:)