Хмурые люди с обреченными лицами вяло забрасывали безжизненные продукты в разноцветные корзины.
***
– Ты? Почему тогда ушел?
– Мне показалось, еще чуть-чуть – и я тебя ударю. Я бы не смог с этим жить.
– Да. Но ты ушел навсегда. Я не знала, где ты.
– Не навсегда. Я ушел подумать.
– Полтора года прошло. Думаешь?
– Восстанавливаюсь. От тебя разрывались внутренности.
– Я не трогала твои внутренности.
– Знаю. Ты здесь одна?
– Нет.
– А вообще?
– Нет.
– Ясное дело…
– Не такое уж и ясное. Красивый костюм.
– Мы вместе его покупали.
– Помню.
– Ты пахнешь так же.
– Это все еще я. Ну, пока?
– Навсегда?
– Это ты решил. А я две недели курила на балконе.
– Я не решил.
– Но я-то уже курила. Две недели. Ну, пока?
– Это он?
– Да.
– Все, как ты любишь.
– Не все. Пока.
– Подожди. Я же ради тебя все бросил. Вообще все.
– Потом бросил меня.
– Не бросил.
– Ты не бросил, а оно разбилось.
– Ладно. Пока. Он слишком смазливый для тебя.
– Я уже не слышу.

***

Хмурые люди с обреченными лицами вяло забрасывали безжизненные продукты в разноцветные корзины.
Внезапно пошел дождь. Внутри супермаркета вдруг стало очень шумно. Но отчего-то были слышны звуки крыльев нескольких воробьев, которые упрямо порхали под крышей.
Они были там.
Их крылья.
Совсем рядом с дождем.