Рано утром в прибрежном городе N госпожа Мари собиралась к мессе. Она была хорошенькая, как яркая птичка колибри. Надев розовую шляпку и синее пальто с алой подбивкой, Мари и вовсе становилась неотразима. Перебирая маленькими ножками в алых туфельках, Мари вбегала в церковь. Снимала пальто, шляпку и тут же садилась за орган. Дело в том, что Мари работала в церкви и играла веселенькие песенки про рождение Христа ровно три раза в неделю. Тоненькие бескровные пальчики подпрыгивали над инструментом. А вместе с ними в груди, под розовым шелковым платьем с кружевными оборками, легонько-неповоротливо шевелилась огромная черная дыра размером с Новую Зеландию.

Рано утром четвертого дня в прибрежном городе N появился красавец-матрос двухметрового роста. Его звали Филипп. Он шел по улице, белозубо улыбаясь. Шикарные брюки клеш мели белый песок. Черные ботинки, до блеска начищенные гуталином, отражали солнце. Филипп почти полностью поместился в черную дыру Мари размером с Новую Зеландию. Ярко-синий клеш слегка не вошел. Но Мари ловко подцепила ткань тоненькими бескровными пальчиками и затолкала клеш в черную дыру.

С тех пор Мари заметно потяжелела. Уже не с такой легкостью ее руки порхали над инструментом. И не так быстро ей удавалось добежать до церкви в утренний час. Еще бы. Приходилось таскать с собой дыру размером с Новую Зеландию и двухметрового Филиппа, который так удачно поместился в нее.
Вскоре Мари затолкала в дыру и маленькую Софи, которая родилась чуть позже и была так похожа на Филиппа. Розовенькое крестильное платьице и белый чепец Софи так удачно вошли в черную дыру, что не потребовалось и помощи. С тех пор Мари и вовсе потеряла легкость. Но все так же исправно ходила к мессе, чтобы исполнять бескровными пальчиками веселые песенки про рождение Христа.

Рано утром четвертого дня, аккурат перед Рождеством, Мари умерла. Кладбищенские еще долго ругали мороз, Мари и даже Христа, потому что было трудно прорубить в замерзшей земле яму размером 1 х 2 м. Шутка ли. Черная ворона, присевшая на могильный крест, крайне удивлялась, как это в одну яму размером 1 х 2 м поместились сразу Мари, Филипп, Софи, а также огромная черная дыра размером с Новую Зеландию.

На следующее утро в церкви все так же звучал орган. Мари заменила веселая девушка Жизель, которую специально пригласили из соседнего города.
Люди прибрежного города N так никогда и не узнали, куда же пропали Филипп, Софи, и что такое была эта дыра размером с Новую Зеландию. По правде говоря, люди они были тихие, послушные. Из города N никогда не выезжали. Потому и слов таких, как Новая Зеландия, не знали вовсе.
А орган играл и играл веселые песенки про рождение Христа.