Весь день не нахожу себе места. Делаю дела. С кем-то встречаюсь. Иду по графику. Но фоном все время – тоска и серая тревога. Трудно ощутимая, очень противная и размытая. С едва уловимыми очертаниями. Долго не могу осознать, в чем дело. Медведи! Это они смотрят мне в душу черными глубокими глазами, полными невообразимой печали.

Сегодня утром на английском посмотрели фильм ВВС. Все те же надоевшие темы. Глобальное потепление, таяние ледников. Обычно меня это совсем не трогало. Да что там не трогало! Я об этом даже не думала. Ну ледники тают. Ну плохо это вроде. И что? То ли на ВВС работают очень профессиональные ребята, то ли я старею и становлюсь сентиментальной, но весь день меня болтала по городу тревога за медведей. Я садилась за руль и видела глыбу льда с оставшейся на ней парой медведей. Заказывала еду в ресторане – и думала, что они не доплывут. Вокруг километры воды. Они не могут плыть так далеко.

Тревога привела к озеру. Я лежала на траве, щурилась от солнца и слушала мерное бульканье воды. Утки почувствовали во мне родную. Подошли совсем близко, упорно наращивая во мне вовлеченность в природную среду. Рядом надрывно гоготала мужская компания.

– Эй!

– Вы это мне?

– Да. У вас красивая татуировка. О чем думаете?

– О медведях.

– О чем?!

– О белых медведях.

– А че о них думать?

– Они в опасности

– Почему?

– Понимаете. Ледники тают. Они могут умереть. Вот, например, остается только глыба льда, где они могут жить. А вокруг километры воды. Что им делать? Они могут умереть от голода. Они могут утонуть. Им не доплыть. Никак. И при этом они такие трогательно-красивые. Такие мощные от природы и одновременно такие беспомощные из-за того, что происходит.

Мужики перестают ржать. Одномоментно.

– И что, ничего нельзя сделать?

– А что?

– Ну не знаю. Я в этом не разбираюсь. Забрать их оттуда.

– Как?

– Ну должен же быть какой-то выход…

Еще час мы вместе ищем выход. Не находим. Прощаемся серьезные и грустные.

По дороге домой думаю. Сколько еще нужно сожрать котлет, выбросить упаковок, выхлопнуть выхлопов из трубы, произвести шума, грязи и го…на, чтобы понять, что это – тупик. Мы стали мастерами спорта по производству дыма, гари и копоти. Мы разрабатываем модные продукты, с пеной у рта спорим о выборе дивана, а где-то на льдине в этот момент дрейфуют прекрасные медведи. Мы живем с такой скоростью, что приходится просто брать себя за шиворот и заставлять смотреть на уток. Все время находятся дела поважнее. А между тем, что может быть важнее проплывающей мимо семейки уток или божественной природной мощи белых медведей?

Не призываю отказаться от комфортной жизни. Сама не готова. Но начать чувствовать, учиться, обсуждать. Начать с себя. Крайне важно. Решила, что пойду с Варей в экологическую школу, как только подрастет. И да! Ребята ВВС – очень профессиональные. Неоценимо важно, чтобы в душу однажды заглянули белые медведи.